адельгейм.jpg


Ирина Адельгейм (д-р. филол. н., вед. научн. сотрудник Центра по изучению современных литератур Центральной и Юго-Восточной Европы Института славяноведения РАН, Москва)

 

Стратегии автопсихотерапии и преемственности:
Холокост в польской прозе 2000–2010-х гг.

(Э. Курылюк, М. Тулли, А. Тушиньская, М. Шнайдерман, Б. Кефф, П. Пазиньский, С. Хутник, И. Остахович)

 

Курс посвящен  автопсихотерапевтическим функциям нарративизации опыта наследования замалчивавшейся  предшествующими поколениями травматической памяти о Холокосте и польско-еврейском прошлом.

В 2000–2010-е гг.  польскоязычная литература о Холокосте, пережившая за свою историю периоды оживления и вынужденного молчания, пополняется новым опытом. Речь идет о художественном воплощении наследования травмы Холокоста следующим поколением – детьми Выживших, чье детство оказалось омрачено не пережитым ими прошлым. В каком-то смысле эти тексты можно назвать наследниками знаменитого комикса Арта Шпигельмана, еще в 1972 г. привлекшего внимание к проблеме воздействия травмы Холокоста на ребенка Выжившего и одним из первых показавшего, что «страдание никого не облагораживает и что у родителей, которые его пережили, совсем необязательно прибавилось от этого ума, доброты или эмпатии» (Б. Кефф).

Поколению внуков, в отличие от детей, уже не пришлось открывать собственное происхождение, преодолевать родительское молчание и собственную немоту. Они не наследуют травму Холокоста столь непосредственно и болезненно, как их родители, которым пришлось столкнуться не только с опытом смерти, но и с вторичной травмой – невозможностью символически «обменять» трагический военный опыт на признание в обществе, необходимостью по-прежнему жить в укрытии, ощущая собственную инакость, переживая массовую травму как индивидуальную, будучи обреченным на внутреннюю цензуру и т.д. Вместе с тем это генерация, вынужденная подвергнуть переоценке собственную идентичность и саму проблему еврейства в современной Польше.

В циркуляцию посттравматической памяти включены и те, кто не связан с исторической травмой непосредственно, «генетически». Это опыт младшего поколения польских писателей нееврейского происхождения, живущих в обстановке конфликта десятилетиями вытеснявшейся травмы свидетельства и (со)участия польского населения в Холокосте и травмы, ставшей фундаментом национального этоса – трагической и героической польской мартирологии, являющейся культурным капиталом, основой национальной идентичности и играющей в сегодняшней Польше тенденциозную идеологическую роль. Именно здесь – в обновлении коллективной памяти, особенно когда речь идет о проработке постыдных воспоминаний, – важнейшую роль играет смена поколений. Чувство стыда и страха, потребность прервать «культуру молчания», сознательно проработать прошлое ощущается в мировосприятии младшей генерации.


Силлабус: 

1–3 лекции

Наследники «Мауса»: проза детей Выживших – тексты, структурирующие травму детства, обремененного страшным родительским прошлым, замалчиваемым и вытесняемым («Итальянские шпильки», «Шум» Магдалены  Тулли, «Гольди. Апология звероватости», «Фраскати. Апология топографии» Эвы  Курылюк, «Семейная история страха»,   «Упражнения по утрате»  Агаты  Тушиньской) или становящимся орудием эмоционального шантажа («Произведение о Матери и Отчизне» Божены Кефф).  Попытка усвоения двойной оптики, соединение двух не сообщавшихся прежде ветвей генеалогического древа – польской и еврейской, принятие ответственности за националистический эгоцентризм предков («Продавцы фальшивого перца» Моники Шнайдерман).

4 лекция

Охота за привидениями: преломление проблемы польско-еврейского прошлого Польши в прозе третьего поколения после Холокоста – текстах молодых авторов, связанных своим происхождением как с еврейской («Пансионат», «Птичьи улицы» Петра Пазиньского), так и с польской («Муранооо» Сильвии Хутник, «Ночь живых евреев» Игоря Остаховича) частью этого прошлого.

 

Библиография:

E. Kuryluk. Frascati. Apoteoza topografii. Kraków, 2009.

E.Kuryluk. Goldi. Apoteoza zwierzaczkowatości. Kraków, 2011.

А. Tuszyńska. Rodzinna historia lęku. Kraków, 2014.

A.Tuszyńska. Ćwiczenia z utraty. Kraków, 2007.

M. Tulli. Włoskie szpilki. Warszawa, 2011.

M. Tulli. Szum. Kraków, 2014.

B. Keff.   Utwór o Matce i Ojczyźnie. Kraków, 2008.

М. Sznajderman. Fałszerze pieprzu. Historia rodzinna. Wołowiec, 2016.

P. Paziński. Pensjonat. Warszawa, 2010.

S. Chutnik. W krainie czarów. Kraków, 2014.

I. Ostachowicz. Noc żywych Żydów. Warszawa, 2012.

 

На русском языке:

М. Тулли.  Шум. («Иностранная литература», 2015, №8); фрагмент:  https://magazines.gorky.media/inostran/2015/8/shum.html)

М. Тулли. Рассказы из сборника «Итальянские шпильки»  («Звезда», 1018, №11 – https://zvezdaspb.ru/index.php?page=8&nput=3398; «Иностранная литература, 2013, №1 – http://magazines.russ.ru/inostran/2013/1/t9.html; Иностранная литература, 2013, №5)

П. Пазиньский. Пансионат. М., Текст, 2018.

Э. Курылюк. Гольди. Апология звероватости. Фрагмент («Звезда», 2009, №10 – https://magazines.gorky.media/zvezda/2009/10/goldi-apologiya-zverovatosti.html).

И. Адельгейм. Психология поэтики: аутопсихотерапевтические функции художественного текста (на материале польской прозы 1990-2010-х гг.). М., Индрик, 2018.