Никогда больше: как после рецепции Холокоста изменились ценности  и представления о здоровье, окружающей среде и обществе

Мини-курс Александра Вилейкиса пройдет 1.10, 8.10 и 15.10 (четверги) с 19-00 до 20-30 по московскому времени на платформе Zoom.
Чтобы послушать лекции, необходимо заполнить анкету, по указанному в ней адресу придет ссылка на комнату, в которой будет проходить вебинар.
*Если в данной анкете вы отметите, что Вас интересуют все курсы и лекции, проводимые в рамках проекта, в дальнейшем вы можете не заполнять анкеты на участие в новых курсах. Вы также можете не заполнять анкету, если принимали участие в курсах, начиная с октября 2019 года. 

Лекция 1: Чрезвычайное положение: как политическая теория стала политической реальностью во время Второй мировой войны. 
Вальтер Беньямин и Карл Шмитт – два ключевых теоретика чрезвычайного положения спорили о природе государства на фоне зарождающегося нацизма. Когда теоретическая рамка внезапно становится политической реальностью и начинает затрагивать жизни людей. В рамках лекции мы поговорим – что такое чрезвычайное положение, как оно устроено, почему население каждый раз соглашается и где пролегает разница между благосостоянием и поддержкой диктатуры.

холокост 3.jpg
иллюстрации Дмитрия Степанова

Лекция 2: Послевоенная рецепция заботы о себе – как «никогда больше» превратилось в «вечное повторение»? 
Понятия заботы, пасторали, контроля – двусмысленные, одновременно включая в себя логику сообщества, гражданского общества, закона и порядка и машинерию по принуждению, моральную или физическую. Как получилось, что свергнув материальные машины террора, население послевоенной Европы построило ценностную? Почему невозможным кажется высказывание о не соблюдении экологических норм или карантина, которое было бы уместным всего сотню лет назад и какие риски таятся в сегодняшней ситуации?

холокост 1.jpg
иллюстрации Дмитрия Степанова

Лекция 3: Чем война тотальная отличается от локальной и при чем тут забота о здоровье?
Война с загрязнением, бедностью, раком или микробами это тоже война. Как и в любом конфликте там есть графа сопутствующий ущерб, куда записывают всех заболевших, умерших или лишенных прав. В отличие от локальных конфликтов, глобальные обладают собственной ультимативностью. Как получилось так, что мы живем в угрозе постоянной тотальной войны с внешними кризисами и при чем тут последствия Холокоста и Великой депрессии?

О лекторе: 
Александр Вилейкис - философ, основатель Центра новой философии, сотрудник ТюмГУ